Командорцам грозит резервация

Оксана Шеметова 20.12.2021 9:45 | Регионы 50

Село Никольское, единственный населённый пункт в северной части острова Беринга на Командорских островах (Камчатка), может стать местом резервации для алеутов – коренного малочисленного народа Севера (КМНС) – и других местных жителей. Причина тому – проект по преобразованию Командорского заповедника в национальный парк «Командорские острова». В случае реализации проекта весь остров станет особо охраняемой природной территорией (ООПТ), а значит, людям будет запрещено полноценно вести привычный образ жизни – охотиться, рыбачить и пользоваться дарами природы за пределами границ их села.

Борьба за право нормально жить на острове обостряется каждый раз, когда жителям Никольского показывают очередное положение о нацпарке: они практически берутся за вилы, после чего присоединение откладывается. Но надолго ли?

Включение острова в состав национального парка должно было состояться в ноябре-декабре этого года. Когда жители узнали об этом, они записали видеообращение к губернатору, выразив несогласие с установлением охранного статуса. Обозначенные сроки создания объекта истекают, но власти хранят молчание, а командорцы гадают, что их ждёт – жизнь в резервации или вынужденная смена места жительства.

Преобразования на краю света

Остров Беринга входит в архипелаг Командорских островов, он расположен в 735 километрах от Петропавловска-Камчатского. Добраться сюда можно лишь морем или на самолёте. Островитяне живут охотой, рыбалкой и собирательством. В Никольское завозят провизию, но нечасто, да и цены на продукты достаточно высокие. Выжить здесь исключительно на продуктах из магазина, по словам местных жителей, невозможно.

Вид на Командорские острова.Вид на Командорские острова.Фото: Александр Петров/ТАСС

Корреспондент «Октагон.Восток» побеседовал с жителями Никольского и выяснил, чего опасаются островитяне.

Председатель Думы Алеутского муниципального округа в Камчатском крае Галина Королёва рассказала, что впервые о преобразовании заповедника в парк заговорили ещё в 2014 году; в 2018-м командорцы узнали, что северная часть острова тоже войдёт в его границы.

– В 1993 году был создан Командорский заповедник. Вся его территория располагалась в южной части острова, северная часть острова, где есть населённый пункт Никольское и ведётся вся хозяйственная деятельность, в границы заповедника не входила. В 2014 году мы узнали, что заповедник хотят преобразовать в национальный парк, а в 2018-м стало известно, что планируется включить северную часть острова Беринга в состав национального парка, – говорит Галина Королёва. – Мы понимаем, что это будет особо охраняемая природная территория и в соответствии с 33-м федеральным законом вся жизнедеятельность населения будет ограничена, поэтому мы против того, чтобы северную часть острова Беринга заводили в границы национального парка.

По словам председателя думы, население не против того, чтобы южную часть острова вводили в состав нацпарка, так как понимает, что охрана природы – важное и нужное дело. Жители лишь просят не ограничивать их права. В ответ на протест их призвали высказывать свои предложения относительно реорганизации заповедника. Администрация объекта пообещала решить вопрос в пользу населения.

Последние искры надежды

Губернатор Камчатского края Владимир Солодов пока не согласовывает проект присоединения. Жителям он предложил два варианта решения вопроса. Первый – расширение границ села на всю северную часть острова, второй – внесение изменений в часть 2 статьи 9 закона № 321-ФЗ, чтобы исключить северную часть острова Беринга из территорий ООПТ и заменить иными территориями.

«Конечно, мы ухватились за второй вариант, так как можно заменить территорию для нацпарка другим островом. Однако вряд ли этот вариант подойдёт самому парку, так как другой остров далеко, а увеличение границ села может произойти, если демографическая ситуация изменится в десятки раз».

Елена Солованюк | заместитель главы администрации Алеутского муниципального районаЕлена Солованюк
заместитель главы администрации Алеутского муниципального района

– Потом должны появиться какие-то промышленные предприятия. Но всего этого не будет, соответственно, на увеличение границ никто не пойдёт, – отмечает заместитель главы администрации Алеутского муниципального района Елена Солованюк.

По её словам, островитяне не теряют последней надежды и уповают на главу региона, во-первых, потому что предложения прозвучали от него самого, а во-вторых, он ещё не согласовал преобразование заповедника в нацпарк, а значит, есть время для борьбы.

И всё же местные не понимают, для чего властям страны так необходимо забрать их часть острова, ведь по факту Камчатка потеряет целый муниципалитет.

– Если будет присоединение, то регион лишится муниципального образования и люди здесь останутся на самовыживании, они будут никому не нужны. Кто будет решать вопросы по социально-экономическому развитию? Это ляжет на администрацию нацпарка. Но они не будут этим заниматься, как показывает опыт других нацпарков, – считает Солованюк.

Никольчанка Наталья Фомина полагает, что в случае присоединения в селе нельзя будет провести реконструкцию взлётно-посадочной полосы. Возможно, здесь вообще перестанет садиться самолёт, так как территория будет относиться к национальному парку. Непонятно, как будет организован вывоз мусора, можно ли будет проводить захоронение людей, строить больницу, школу и прочее.

Выгрузка продуктов питания и топлива на острове Беринга.Выгрузка продуктов питания и топлива на острове Беринга.Фото: Дмитрий Уткин/Фотобанк Лори

– Каким образом будет организовано сообщение с Большой землёй, неизвестно. И как хоронить умерших? Вывозить по морю? Кроме того, у нас здание больницы требует уже не то что капитального ремонта, а вообще полной реконструкции, но этого не случится, если присоединят. Здесь будет просто фельдшерский пункт, и тогда, без полноценной медпомощи, без больницы, начнётся отток населения, – сетует собеседница.

По её словам, людей отсюда просто выживут или же закроют в самой настоящей резервации. Фомина считает, что власти могли бы изначально продумать программу по переселению жителей в другое место, а не загонять их за заборы.

– Ну тогда власти бы уже честно сказали, мол, товарищи, мы считаем бесперспективным держать здесь население, поэтому делаем программу по переселению, и это будет честнее, чем то, как сейчас происходит, – говорит она.

Алеуты на грани исчезновения

В Никольском проживает около 700 человек, 300 из них – алеуты. Командоры – единственное место с такой плотностью представителей этого коренного малочисленного народа Севера. Всего в России их насчитывается около 1000 человек. Ещё одно поселение алеутов есть на Аляске. Запретить или ограничить рыбалку, охоту, собирательство для алеутов равноценно вымиранию. Народ добывает зверя не только для пропитания и выживания: шкуры животных используются в быту, в традиционной деятельности, а также в искусстве – алеуты даже изготавливают из них сувенирную продукцию.

«Алеутов сейчас просто загоняют в резервацию. Если раньше они питались мясом морского животного, морской птицы, яйцом дикой морской птицы, рыбой, и это то, что обязательно составляло рацион алеута, то со временем их начали ограничивать».

Елена Солованюк | заместитель главы администрации Алеутского муниципального районаЕлена Солованюк
заместитель главы администрации Алеутского муниципального района

– Когда создали заповедник, алеутам в пищу запретили брать нерпу и сивуча, затем нельзя было добывать морскую птицу. Но алеутов всего около 300 человек, какой урон природе они могут нанести, взяв двух животных на всех? – недоумевает Солованюк.

По словам замглавы администрации, в связи с уже существующими запретами и ограничениями молодые алеуты сейчас не знают, что такое традиционная пища их народа, а это наносит ущерб этносу. Что будет дальше, Солованюк не представляет, но, вероятно, местные жители и алеуты просто будут уезжать с острова, а кто не сможет уехать, останется, обложенный различными ограничениями и запретами, доживать свой век в резервации.

Того же мнения придерживается и Наталья Фомина. Женщина родилась и практически всю жизнь провела на острове. По её мнению, вынуждать никольчан, в том числе алеутов, жить в резервации или покидать остров категорически нельзя.

– Сегодня человек вправе пойти свободно на остров, потом это будет только с разрешения – нужно будет заполнять какие-то заявки даже элементарно для сбора ягод. Да и вообще, ограничения уже начались в этом году, например на любительскую рыбалку. То есть представителям КМНС давали квоты на вылов горбуши, а тем, кто тоже живёт здесь и питается рыбой, запретили ловить. Затем – на лежбищах морского котика: всегда там вёлся промысел, алеуты брали мясо морского зверя, теперь всё это в очень ограниченных количествах, – поясняет собеседница.

Россия. Петропавловск-Камчатский. 20 июня 2005 года. Праздник первой рыбы, который отметили коренные народности Камчатки – эвены, коряки, ительмены, алеуты.Россия. Петропавловск-Камчатский. 20 июня 2005 года. Праздник первой рыбы, который отметили коренные народности Камчатки – эвены, коряки, ительмены, алеуты.Фото: Александр Архипов/ТАСС

Исчезновение привычных форм промысла имеет ещё и культурологическое значение.

– Они использовали шкуры для изготовления сувенирной продукции, и теперь если присоединят, то об этом можно будет забыть. Их искусство будет просто уничтожено. А ведь это не просто поделки: алеуты имеют огромный опыт брать животных так, чтобы не нарушать структуру лежбища, не наносить какой-либо урон природе. И теперь они потеряют свои навыки, свой привычный образ жизни, и в конце концов народность будет утрачена, – сокрушается местная жительница.

Командорцев не хотят слышать наверху

Жители села Никольского ведут свою борьбу несколько лет. За это время они изучили вопрос вдоль и поперёк, а потому точно знают, что жизнь на острове в случае присоединения северной части к национальному парку будет сродни резервации, с её многочисленными запретами и ограничениями. Никольчане обращались к президенту России Владимиру Путину, созванивались с другими населёнными пунктами, которые оказались в подобной ситуации, в надежде, что их разубедят и расскажут, что после присоединения стало лучше, но слышали лишь об обратном.

– Нас около 700 человек, и, когда была прямая линия с президентом России, человек 50, наверное, отправили вопросы Путину. Конечно, они были неодинаковые, но суть была одна, и ни одного из наших людей не пропустили с этим вопросом, – говорит Галина Королёва.

«У нас есть ассоциация КМНС, и она состоит в Арктическом совете, потому что алеуты живут на Командорах и на Аляске. И в 1993 году была организована Международная ассоциация алеутов, с которой мы контактируем, и мы уже готовы выйти на них, обратиться, чтобы нас не трогали».

Галина Королёва| председатель Думы Алеутского муниципального округаГалина Королёва
председатель Думы Алеутского муниципального округа

Как рассказала собеседница, в случае присоединения с острова неминуемо начнётся отток населения. В качестве примеров Королёва привела ситуацию с островом Врангеля на Чукотке, островом Ольхон на Байкале, с Красным Яром в Приморье, где люди живут в условиях жёстких ограничений.

– В октябре 2020 года вышли правила вылова рыбы, сбора дикоросов на особо охраняемых природных территориях, поэтому если сейчас мы это делаем свободно, то после присоединения всё будет по заявкам. Прочитав этот регламент, я была возмущена. Там доходит до абсурда: я должна указать на русском языке и на латинице, какой вид я хочу собрать, выловить, в каком объёме это собираюсь использовать, – отмечает женщина.

Не решит проблему с пропитанием и завоз провизии – остров находится в океане, до ближайшего населённого пункта более 200 километров по морю, а до краевого центра – 735. Более того, завоз морем всегда зависит от погоды: на воде нередко бывают штормы, волнение и сильный ветер. Судно заходит не чаще раза в месяц, при этом, как говорят местные жители, им привозят перемороженное мясо и порой просроченные продукты.

Камчатский край. 1 августа 1990 года. Житель Командор Сергей Пасенюк во время путешествия вокруг острова Медного на собственноручно построенной байдаре.Камчатский край. 1 августа 1990 года. Житель Командор Сергей Пасенюк во время путешествия вокруг острова Медного на собственноручно построенной байдаре.Фото: Игорь Вайнштейн/ТАСС

– Продукты к нам завозят редко. Были моменты, когда мы без хлеба сидели, потому что к нам не могли муку завезти, и питались рыбой, которую заготавливали с лета. Продукты, которые завозят, – это, конечно, хорошо. И макароны нужны, и овощи, и прочее, и большое спасибо коммерсантам, которые везут, – пусть это и втридорога, но мы это видим. Но мясная продукция практически вся перемороженная приходит и по большей части с истекшим сроком годности, и, конечно, нам приходится брать дичь, а иначе что есть? – делится Елена Солованюк.

Заповедник сейчас находится в 30 километрах от Никольского, местные жители туда не ходят. Как говорит собеседница издания, никольчане отходят на пару километров от села и берут то, что нужно исключительно для собственного пропитания.

– А рыба вообще вот тут прямо. Мы же не берём её на продажу. Мы берём так, чтобы нам прожить самим с лета до мая, и всё, ничего лишнего, – подытожила замглавы администрации.

По словам никольчан, они будут продолжать бороться за право свободно передвигаться по северной части острова, пользоваться дарами природы и вести свой привычный образ жизни. Если вопрос решится не в их пользу, жители пойдут дальше: обратятся в Верховный суд и другие инстанции. Они намерены отстаивать свои права до победного конца.

Сейчас на главной
Статьи по теме
Статьи автора

Лента новостей

No top posts yet